gototopgototop

Чодураа Доржу - спасительница тувинского генофонда
( 0 Голосов )

Очень хочется узнать, как сложилась судьба этой удивительной девушки по имени Чодураа (напомню – в тувинском языке сдвоенная гласная читается как обычная, только под ударением)...

 

Более десяти лет прошло, а я всё никак не могу забыть нашу встречу в Кызыле, столице Республики Тыва: многое из того, о чем поведала тогда мне Чодураа Доржу, стало просто открытием!

 

Искренне надеюсь, что планам молодого учёного (биолога-генетика!)  удалось осуществиться...    

 

Спасительница тувинского генофонда

 

alt 

        

     …Чодураа Доржу, старший преподаватель кафедры биологии ТГУ, поставила на стол портрет необыкновенно красивой пожилой женщины – с благородной осанкой, пышными волосами, посеребренными сединой,  внимательным взглядом черных глаз – и с гордостью сообщила: "Это бабушка. Правда, она похожа на индианку?".

 

Я не поняла – на  жительницу Индии или представительницу американских индейцев?! "Да, да! – засмеялась Чодураа. Американских индейцев! Но об этом мы поговорим позже…".

 

            Бабушка Чодуры 50 лет проработала в медицине, такой же имела и трудовой стаж, была удивительным, по-своему уникальным человеком. А дедушка – Феликс Шажан-Хоо Сегленмей – имел профессию зоотехника, но еще и писал под именем Ондар Сегленмей. Изданы его публицистические статьи, стихи, повести и даже сказки.

 

 

Чодураа говорит, что дедушка от природы отличался  аристократичностью – это было у него в крови. Для нее он до сих пор остается идеалом мужчины, и в своих мыслях и поступках она по-прежнему равняется на него.

 

"Но самую большую роль в моей жизни сыграла мама, – говорит Чодураа. – Я рано осталась без отца, мама растила меня одна. Когда я закончила учебу, она снова вышла замуж. Мама, Светлана Феликсовна, филолог, преподает у нас в университете русский язык. Отчим, Валерий Гаврилович Шагнаев, обучает студентов сельскохозяйственным дисциплинам, а я обучаю генетике, так что у нас семейная династия преподавателей получилась, только на разных факультетах…".

 

Школу Чодураа окончила с золотой медалью, и в этом нет ничего удивительного: в такой семье девочка не могла, не имела права учиться недобросовестно.

 

        В 16 лет она поступила в МГУ. "Мое поступление и выбор факультета – это целиком мамина заслуга, – считает Чодураа. – Я постоянно находилась в "поиске", и в биологии себя не видела: дед – писатель, мама – филолог... То есть мне казалось, что у меня склад ума более гуманитарный, что ли"…

 

Вообще-то эта всеобщая любимица с детства мечтала быть врачом – как настаивал дедушка, который хотел, чтобы внучка пошла по бабушкиным стопам. Но так уж получилось, что Чодураа стала биологом…

 

          Она основательно и самозабвенно готовилась к поступлению в медицинский институт, как вдруг попала в больницу с приступом аппендицита, и это событие произвело на девушку неизгладимое впечатление. Она никак не могла смириться с тем, что целостность ее организма кем-то нарушена!

 

          "Дырка в животе" оказалась тяжким испытанием для впечатлительной натуры, что сыграло определяющую роль в будущем выборе профессии. "Я поняла, какую ответственность должен нести врач за жизнь пациента, – говорит Чодураа. – Когда я лежала в хирургическом отделении, были случаи и со смертельным исходом, когда человека с таким же аппендицитом просто не успевали спасти. Именно тогда я поняла, что врачом быть не смогу, потому что если что-то случится  с моим пациентом, я себе этого не прощу, и просто сойду с ума…".  

 

        Так как Чодураа, готовясь в медицинский институт, сделала упор на биологию и химию, то и поступила на биологический факультет. Училась она легко, но все пять лет пыталась университет бросить – ее привлекал Тибет, восточные языки и философия.

 

            Светлане Феликсовне было очень трудно убедить дочь, что "хорошо там, где нас нет", и все же ей это удалось. К тому тоже, профессия биолога оказалась на редкость романтической, а полевые практики проходили в фантастически красивых местах. Студенткой Чодураа наблюдала белые ночи и северное сияние на Белом море, восстанавливала монастырь на Соловецких островах, объездила всю европейскую часть России, вплоть до Черного моря… 

 

Преддипломную практику Чодураа проходила в Монголии. Она тогда уже точно знала, что будет "делать настоящую науку", как их учили и воспитывали на кафедре. Девушка понимала, что ее знания будут востребованы в родной республике, поэтому выбрала регион, близкий к Туве. Диплом был посвящен "семейству горечавковых" Центральной Азии.

 

alt

 

Тему Чодураа выбрала не случайно. Издревле в тувинской медицине использовалась так называемая "волчья трава" – настои и отвары из нее приостанавливали развитие раковых опухолей на ранних стадиях. Из одного из видов этих самых "горечавковых" было выделено вещество барбатол, которое "тормозит" рак…

 

Через год Чодураа поступила в аспирантуру, хотя могла бы это сделать сразу после окончания университета, как ей предлагали преподаватели. Но ей так хотелось "двигать науку в Туве", что она со свеженьким дипломом МГУ помчалась в родную республику! И потом долго (почти два месяца) не могла найти работу…

 

Нет, ей предлагали, к примеру,  преподавать старшеклассникам биологию в Тора-Хемской средней школе, даже "соблазняли" квартирой с печным отоплением – но Чодураа хотела быть максимально полезной, у нее были грандиозные планы вкупе с фундаментальными знаниями, которые требовали более серьезного применения.

 

Спустя некоторое время Чодуре предложили преподавать генетику в педагогическом институте, хотя она хотела читать ботанику, так как заканчивала кафедру морфологии и систематики высших растений. Но так случилось, что именно генетика стала "главным делом" всей ее жизни! С тех пор вот уже более 10 лет Чодураа Доржу с головой погружена в науку и безумно счастлива, что себя нашла…

 

Генетические исследования в Туве начались совсем недавно, примерно с того времени, как Чодураа пришла работать. Вместе с коллегой,  заведующей кафедрой биологии Ураной Николаевной Ондар, они занимаются генетическими исследованиями в лаборатории, созданной по инициативе ученого совета Института общей генетики РАН. Может быть, "научная лаборатория" – это громко сказано: нет бюджета, нет штатного расписания, все на голом энтузиазме. Но работа идет! Так уж сложилось, что науку в нашей стране и двигают такие вот энтузиасты… 

 

В апреле Чодураа будет защищать свою первую диссертацию (то, что она – не последняя, нет никаких сомнений) по теме "Генетическое изучение центрально-азиатских жуков кокцинеллид" (то  есть "божьих коровок"). Но занимается она не только этим.

 

Одно из открытий научной лаборатории: общность происхождения предков тувинцев и американских индейцев или, как их теперь называют, америндов …

 

Так вот в чем дело! Вот откуда у бабушки на портрете такая величественность во взгляде и осанке, такой удивительный разрез глаз, хорошо знакомые с детства по любимым фильмам "про индейцев"!

 

Общность полностью доказана по материнской линии: тувинцы и пограничные с ними сойоты ближе всего стоят к америндам…

 

Кстати, я почему-то считала, что сойоты – это старое название тувинцев, но Чодураа объяснила, что в настоящее время у сойотов Бурятии происходит формирование собственного этноса. То же самое относится и к тофаларам, которые совсем недавно отделились от тувинцев. Но праобщность у всех этих народностей одна, включая алтайцев и американских индейцев. Обитали они, скорее всего, чуть восточнее Алтая, а потом часть племени ушла в поисках пищи, причем среди них было четыре женщины. Это генетики определили, исходя из четырех специфичных групп: А,B,C,D, которые встречаются практически у 100 процентов американских индейцев и 73-79 процентов тувинцев и сойотов…

 

Пока мы с Чодурой разговариваем и пьем кофе с восхитительным черемуховым тортом, рядом крутится очаровательное существо с хитрющими озорными глазами – обожаемый сын и внук с красивым именем Даян. Спрашиваю Чодуру, как она умудрилась и ребенка родить, и наукой заниматься, и открытия делать "без отрыва от производства"?

 

"Спасибо маме с младшим братом Буяном, помогли! – смеется Чодураа. – Кстати, у Буяна 23 февраля родилась дочка… А я, конечно, брала положенный отпуск. Сын – это огромная радость. У нас есть обычай: когда рождается ребенок, все собираются и предлагают разные имена, а родители выбирают. Во времена Чингисхана был очень просвещенный правитель, которого звали Даянхан, это имя на празднике, тое, предложила мамина коллега. Папа у нас Аян, поэтому и сыну он выбрал созвучное имя… ".

 

Вот и выходит, что кипучая научная жизнь личной совсем не мешала. С будущим мужем Чодуру познакомил одноклассник, который вместе с ним танцевал в знаменитом ансамбле "Саяны". "Аян – безумно талантливый человек, - говорит Чодураа. Он не только артист балета, но еще и хореограф-постановщик, и некоторые его танцы вызывают такие эмоции, что зрители буквально рыдают… В свое время он учился в ГИТИСе (теперь это Российская Академия театрального искусства), а сейчас - главный балетмейстер ансамбля "Саяны". Правда, мы не живем вместе, но Даянчик у нас весь в папу, такой же талантливый. Он уже пытается танцевать, посещал хореографическую школу, сейчас ходит в музыкальную. И еще он замечательно рисует…".

 

В это время юноша семи лет от роду с героически-историческим именем Даян угощал тортом своих многочисленных друзей, которые пришли к нему в гости (человек сто  – во всяком случае, такое создавалось впечатление от шума и гама, которые они устроили), а мы с его мамой продолжали беседу на научные темы…

 

"Наша главная задача – сохранить то богатство, которое мы имеем, наш генофонд, - считает Чодураа Доржу.  У тувинцев многие сказки начинаются со слов: "Они жили хорошо, было у них девять видов скота…". В настоящее время существуют разные взгляды, каких животных можно отнести к этим девяти видам. Лично я с уверенностью могу назвать семь: лошадь, овца, коза, корова, верблюд, як и олень. Все остальные – осел, свинья или даже птица под вопросом…".

 

            Этим никто раньше не занимался – особый интерес представляют два направления: "Изучение генофонда народонаселения Республики Тыва" и "Изучение и сохранение биологического разнообразия домашних пород аборигенных животных".

 

Чодураа считает, что многие проблемы тувинцев, – особенно пьянство, которое разрушает генофонд нации, – в том, что они ушли от традиционного уклада жизни. Тувинцы – искони скотоводы, и не знали такой проблемы, чем себя занять в свободное время, потому что свободного времени просто не было. Необходимо, конечно же,  возрождать традиционные производства с применением высоких селекционных технологий, но все же тувинец изначально – кочевник, и у него обязательно должен быть скот…

 

"Любая порода, - говорит Чодураа, - это плод тысячелетних селекционных отборов. Это достояние культуры, национальное достояние, бесценное сокровище. Если мы эту ценность уничтожим, не передадим нашим потомкам, мы совершим преступление"…

 

     Работа в этом направлении началась со знакомства с научным руководителем – Ильей Артемьевичем Захаровым, членом-корреспондентом РАН, заместителем директора по науке Института общей генетики РАН, профессором, доктором биологических наук. Научное руководство профессора Захарова, обозначенные им ориентиры сыграли решающую роль в формировании научной лаборатории и направлений ее деятельности. 

 

Теперь дело всей жизни Чодуры Доржу – спасение и сохранение аборигенных видов тувинских домашних животных: коровы, козы, лошади, овцы и, самое главное, тувинской собаки…

 

alt

 

Чодураа с любовью перебирает фотографии, на которых запечатлены замечательные пёсики – на мой взгляд, чем-то похожие на кавказских овчарок. "Нет, они не похожи! – утверждает Чодураа. Тувинская овчарка – уникальная, удивительная порода! В московском питомнике сейчас находится три такие собаки, которых нам удалось разыскать с огромным трудом. Путем возвратных скрещиваний мы будем пытаться восстановить эту породу, но сделать это, конечно, будет непросто. Для того, чтобы "процесс пошел", чтобы восстановить и "удержать" породу, нужно как минимум пять пар собачек, но больше, к сожалению, мы пока не нашли...".

 

Тувинских овчарок в республике практически не осталось. В детстве у Чодуры была такая собака, она ее хорошо помнит. Потом породу пришлось долго описывать, по дальним чабанским стоянкам искать чудом уцелевших особей (хотя бы отдаленно напоминающих породу)…

 

Тувинских овчарок ничему не нужно обучать – определенные навыки у них заложены в генах. Пастухи рассказали Чодуре столько потрясающих историй про эту собаку, что молодая ученая сейчас просто в панике, в отчаянии: эту породу ни в коем случае нельзя потерять!

 

Собаки четко различают "свой" и "чужой" скот, могут также выступать в качестве охотничьих – принести даже косулю; они никогда не переступают порог жилища – это табу сохранилось даже у московских собак, которые живут в питомнике "Монгун-тайга". Никогда они не лежали возле юрты – занимали всегда такое положение, чтобы видеть всю прилегающую территорию и дать знать хозяину, если появится чужой человек…

 

Чодураа занимается сразу всем – и собаками, и скотом, – поэтому у нее не хватает времени уделить больше внимания какому-то одному направлению. "Можно было бы найти по республике хотя бы двадцать тувинских овчарок, они есть, но в основном старые и кастрированные. И все равно – эту собаку видно сразу. Она такая, что испытываешь настоящий трепет…".

 

            Примерно такая же работа ведется по козам, овцам, лошадям, крупному рогатому скоту. Сначала долго опрашивают людей, чтобы составить общее представление о том, как же выглядели эти домашние животные, пока не ассимилировались окончательно. Потом начинается поиск, который помогают вести и студенты…

 

Рассматриваю на фотографии тувинскую лошадь – смешное, лохматое, коротконогое чудо. И коровки тувинские такие же лохматые коротконожки – зачем-то же это матушке-природе было нужно! Их почти не осталось… Может быть, с экономической точки зрения эти коровы не так выгодны, как мясо-молочные, но ведь качество, жирность молока у них во много крат выше!

 

Но дело даже не в этом. В последнее время на человечество обрушились различные заболевания, которые были и раньше, но почему-то активизировались именно сейчас – тот же СПИД. И при этом есть люди, которые никогда СПИДом не заболеют, так как у них есть специальный "защитный ген". А вдруг тувинские аборигенные животные тоже обладают подобными генами?! То есть сохранение их генетического материала важно не только для одной Тувы или России, но и для всего человечества… 

 

"Конечно, я понимаю, что разбрасываюсь, и что так нельзя. Но ничего не могу с собой поделать – натура такая! – разводит руками Чодураа. В этом процессе я нахожусь постоянно, просто какие-то направления "идут" быстрее. Например, сейчас это козы и собаки. А крупный рогатый скот, как мне кажется, мы уже потеряли…". 

 

Чодураа как собственную боль воспринимает сокращение поголовья скота в республике. Но самым страшным злом для тувинцев, исконных кочевников, она считает скотокрадство. "Мне кажется, нужно принимать такие же крайние меры, как были до революции, - отрубать руки. Поймали кого на месте преступления – руку долой тут же, на месте! И того, кто так сделает, я бы лично никогда не осудила, говорит Чодураа. – Безусловно, человеческая жизнь – это главная ценность. Но если у человека крадут последнюю корову или лошадь… Того, кто это сделал, мне не жалко. Даже если он это сделал, потому что голодный, ну так вырасти сам свою корову или свою лошадь, но не бери чужую! Я, конечно, не за то, чтобы за скотокрадство убивать, но наказывать нужно серьезно. Иначе мы от этого никогда не избавимся…".

 

            Мы еще долго говорили с Чодурой Доржу – о клонировании, суррогатных матерях, культурных растениях и о политике, конечно.

 

          "Мне бы хотелось, чтобы как можно скорее была принята программа по поддержке людей, которые разводят аборигенные породы тувинских домашних животных. Таким людям нужно помогать материально, буквально адресно. Если мы утратим этот драгоценный генофонд, последствия будут непоправимы. Мы ведь не знаем, что нас ждет впереди: как изменится климат, чем обернется техническая революция. Поэтому так важно сохранить то, что мы сейчас имеем…".

 

Я спросила Чодуру, надеется ли она увидеть результаты своей работы? И услышала в ответ грустное:  "Нет, наверное, не дождусь…".

 

            Чистую породу собаки можно будет наблюдать лет через тридцать, не раньше. На скот, если все же удастся разыскать подходящие особи, Чодураа отвела еще больше времени…

 

Но не будем отчаиваться! Пока есть в Туве такие ученые, как Чодураа Доржу и ее коллеги, за науку вообще и аборигенных домашних животных – в частности можно не беспокоиться! Если не мы, то наши дети и внуки обязательно увидят тучные стада приземистых лохматых тувинских коров и лошадей, черноголовых овец, а охранять их будут самые умные в мире тувинские овчарки…

 

(2000 год)

 
Понравилось? Поделись с другими:

Чтобы оставить свой комментарий нужно зарегистрироваться на сайте.

Войти на сайт



Обратная связь


Работает на Joomla!.
Warning: call_user_func() expects parameter 1 to be a valid callback, function 'tdo' not found or invalid function name in /home/host1274832/ladies-news.ru/htdocs/www/templates/themza_j15_86/html/pagination.php on line 153
Valid XHTML and CSS.

2